Поиск
  • photokonkurs7

Интервью с Александром Николаевичем Фурсовым о проекте


Александр Николаевич Фурсов (член Союза фотохудожников России, лауреат российских и международных фотоконкурсов, участник конкурса «EXISTENTIA» и фотовыставки «ПРИСУТСТВИЕ»).



З.Р.: Александр Николаевич, добрый день! Скажите, пожалуйста, как Вы пришли к фотографии на своем жизненном пути?


А.Н.: Добрый день! Вообще это долгая история: мои родители были геологами, я с молодости начал ездить в геологические экспедиции, начал ездить на Камчатку, на Урал. Без фотоаппарата ведь не поедешь туда? И там я стал снимать пейзажи, а потом волею судьбы я попал в московский фотоклуб «Новатор» и тогда стало понятно, что увлечение переходит в профессиональное занятие. Если в вкратце то так.


З.Р.: Александр Николаевич, получается Вы пришли к фотографии путем самоучки, путем самопонимания через фотоклуб «Новатор». А сейчас пройдя жизненный путь связанный с фотографией как Вы считаете какой путь более интересен и более логичен прихода к фотографии? Через самопознание или путем обучения в фотошколах?


А.Н.: Вообще обычный путь в фотографию и в советские времена, когда я приходил, и сейчас через фотолюбительство. Это такой мощный стимул внутри, который заставляет человека и совершенствоваться в технике и что-то понимать. Здесь идёт самопознание, потому что, эстетически осваивая мир вокруг себя через природу ты и себя понимаешь через природу, здесь взаимосвязь. А образование, мне с образованием относительно повезло. Кто жил в 80-х годах, тот знает, для тех, кто не знает я скажу: в те времена, в советском союзе, фотографическое образование получить было практически невозможно. Фотографии учили, более-менее учили на журфаке МГУ, хорошо учили во ВГИКЕ на операторском факультете и был еще такой техникум МосСовета, который фактически готовил лаборантов, не фотохудожников. И все и больше не было ничего. И мне повезло, что я попал в фотоклуб «Новатор». «Новатор» был основан двумя старыми мастерами прикладной фотографии, а прикладная фотография — это изображение. Это люди, которые умели изображать с помощью пленки и объектива, вот этому они могли научить фотолюбителей, которые к ним присоединились. Я не застал уже этих людей. Одного уже не было в живых – Хлебникова, а Сальшаевский Георгий Николаевич просто был уже в возрасте и от клубных дел отошел. Я ученик их первых учеников. Я второе поколение. Тогда еще был селен дух «Новатора» тогда были живы эти традиции, которые они заложили и там можно было научиться. Но научиться можно было чему? Технике. Там научили изображать с помощью пленки и объектива, там рассказали о фотобумагах, там были целые семинары, посвященные отделки отдельной готовой фотографии. Но ведь фотограф не только умеет управляться с техникой, он должен знать, что происходит на этом широченном поле фотографии: справа от него, слева, что делается зарубежом, но в 80-х годах мы были полностью отрезаны от мировой культуры и вот здесь я самоучка. Если я умею изображать, то по моему мнению я не умею так хорошо понимать чужую фотографию. Здесь обучение прошло мимо меня, к моему сожалению и я чувствую это до сих пор. И несмотря на то что у нас сейчас есть масса литературы, книг, но я уж тут не говорю про Интернет наверстать я это не могу. Самоучкой учиться у многих выходит, потому что иногда просто нет другого выхода. А с другой стороны, это очень трудно и не продуктивно, потому что образование — это систематизированное знание. Самоучка получает кучу разрозненных сведений и пока это в голове все соберется, пока это придет в систему пройдет столько времени. Вот я до пенсии дожил, а еще не все освоил.


З.Р.: А сейчас доступ к образованию, к фотообразованию, в этой сфере Вы считаете он расширился и это стало в наилучшую сторону играть?


А.Н.: Да, хотя бы школа Родченкова. Школа Родченко заточена именно на обучение фотохудожников, не репортеров, как скажем было в МГУ на журфаке, а именно художников и это уже образование. Хотя бы одна эта школа — это уже огромный шаг вперед. Но и много всяких других школ. И плюс опять же Интернет, он дает такие широкие возможности там много всяких ограничений, связанных с этим, но тем не менее.


З.Р.: То есть и в образовании и самообразовании сейчас для фотографии новый век?


А.Н.: Да, да, да. Этот новый век он тем интересен, что с одной стороны он, конечно, расширяет поле информации, которое нужно собирать, а с другой стороны фотография стала цифровой. А я уверен на 100 %, что учиться фотографии надо на пленке. Это совсем другое понимание процесса.


З.Р.: Как Вы узнали о нашем фотоконкурсе, о нашем проекте? И как решили принять участие?


А.Н.: О фотоконкурсе я узнал из рассылки нашей клубной. У нас в клубе есть страница и кто там участвует, все получают рассылку о всяких клубных мероприятиях, межклубных и т.д. Я просто получил письмо по Интернету и прочитал. А решил принять участие, ну, потому что интересно, потому что фотоконкурсы, выставки, посвященные природе, спорту, чему-то там были, но чтобы философы организовывали конкурс вот такого еще не было. А ведь это интересно, потому что что думают коллеги фотографы про мои фотографии я прекрасно знаю, что думают архитекторы про мои фотографии (я часто снимаю архитектуру) я знаю, что думают рекламщики про мои фотографии я знаю (я в рекламе много работал), что думают издатели, потому что я делал книги, календари и т.д.. А что думают философы? Этого никогда не было, ну как же не принять участие? Ну, конечно, интересно! Вот и пришлось залезть в архив, покопаться и выставить здесь, что мне показалось подходит по теме, хотя не уверен, что я попал.


З.Р.: В Ваших работах как раз и есть познание и опыт самопознания в первую очередь.


А.Н.: Здесь ни одна фотография не снималась специально для конкурса. Просто все что нашлось, не все, там еще одно нашлось. Но это то, что просто нашлось в архиве как мне показалось по теме.


З.Р.: Отбирая работы для конкурса Вы по-другому на них взглянули?


А.Н.: В какой-то степени, конечно, да. Потому что мы понимаем любое произведение искусства, ну и фотографию в том числе, конечно же в каком-то контексте. И вот эта вот экзистенция, она задает контекст, в котором ты начинаешь думать. Как-то это подходит или нет? За уши можно притянуть многое, но так чтобы попадание было в десяточку…


З.Р.: Вы уже ознакомились с нашей выставкой и онлайн, и выставкой, которая сейчас представлена очная в Музеоне с подборкой конкурсных работ. Что Вы можете в целом сказать, во-первых, просто о представлении работ с точки зрения нашей, с точки зрения философии, как к работам подобраны цитаты? И также второй вопрос относительно того по-другому Вы начинаете смотреть на эти работы или нет видя цитаты?


А.Н.: Вы знаете, я на все фотографии смотрю как фотограф, прежде всего как фотограф, во вторую очередь как зритель. Что касается цитат, читаешь цитаты Мамардашвили, послушаешь другой раз Пятигорского и думаешь слава тебе господи я фотограф, а не философ, есть шанс остаться с нормальными мозгами. Это слишком не мое. Я не гуманитарий.


З.Р.: А к Вашей работе подобрана цитата удачна?


А.Н.: Вполне.


З.Р.: Расскажите, пожалуйста, как появилась серия этих автопортретов?


А.Н.: Вот, я уже много лет тусуюсь на таком фотографическом ресурсе, сайт называется fotoline. И там сложилась такая традиция, что на свой день рождения на fotoline фотограф выставляет автопортрет, ну и соратники там его поздравляют, какие-то пожелания пишут и т.д. И поскольку я туда влился, то решил нужно соответствовать традиции и тоже стал выставлять автопортреты, раз выставил, второй, ну скучно ведь выставлять свою физиономию как на паспорт. Ну что-то там начал играть с этим и потом подумал, я все-таки не портретист, я по своей специальности фотографической я пейзажист, специалист по съемке архитектуры, прикладная какая-то фотография, натюрморт. Кстати, последняя у меня книга про натюрморт. Портреты я снимаю иногда по заказу, иногда бывает просто видишь человека, который приводит тебя в восторг, и ты понимаешь, что ты не снять не можешь иначе сон потеряешь. Но когда я снимаю портрет, мне очень часто не удается из человека достать то, что я хочу. Снимаешь, снимаешь, снимаешь и понимаешь где-то рядом, но все-таки мимо, мимо, мимо. Когда я стал снимать такие шуточные портреты для fotoline я вдруг подумал, хорошо, я из другого человека не могу достать, но из себя, сам с собой я же могу сделать что я задумал? Модель всегда с собой, договориться с ним принципе можно. И так я начал снимать портреты уже не совсем шуточные, но и такой более-менее серьезной подоплекой.


З.Р.: Как Вы считаете, что самое важное в творческой деятельности? В принципе в творческой деятельности, в направлении фотографии и в направлении философских исследований?


А.Н.: Вы знаете, я думаю, это какая-то самореализация. Потому что любой, наверное, творческий человек, ну ладно не буду отвечать за всех, они меня не уполномочили, только за себя. Когда приходит какая-то идея, когда ты видишь какой-то образ он начинает тебя терзать, это надо воплощать. Держать в себе бесконечно это невозможно, иначе можно повредиться мозгами. Надо это творческое давление сбрасывать через творчество. Поэтому, когда фотограф снимает он это делает в значительной степени для себя. И когда он получает тот результат, который он хотел, это кайф, это радость и вот этот первый этап, когда ты сделал то, что получилось, а второй этап, когда зритель увидел то что ты хотел. Когда уже и со зрителем такой контакт, то просто эйфория.


З.Р.: Вы считаете наш опыт в сочетании миров фотографии и философии успешным?


А.Н.: Безусловно, безусловно. Он успешен хотя бы потому, что оригинален.


З.Р.: То есть Вы будете принимать участие дальше в нашем конкурсе?


А.Н.: Да, я думаю, надеюсь.


З.Р.: Может быть есть какие-то идеи, которые Вы бы посоветовали, порекомендовали в рамках этого узкого направления?


А.Н.: Вы знаете я скажу в смысле выставочного, конечно. Я как фотограф старой формации, для меня фотография это отпечаток на бумаге, который сделал я сам. Когда я печатаю я выбираю бумагу, я выбираю тон, размер, понимаете, и вот тогда это получается авторское произведение. А то, что в цифровом виде пересылается, есть сейчас такое понятие фотка, вот отпечаток на бумаге это фотография, а в цифровом виде без отпечатка это фотка. Фотки они не очень интересны, потому что смотришь на эти фотки на экране и видишь, что там нет этой фактуры. Кто печатает, на чем печатает, все равно идея есть, а работа не моя. Вот если бы собрать бы авторские отпечатки и в хорошем помещении их выставить, то тогда класс.

87 просмотров0 комментариев